Лицом к лицу с обложки

Звезда социальных сетей с тринадцатью миллионами подписчиков в инстаграме, пионер движения против парабенов и любимая девушка с обложки всех глянцевых журналов — Джессика Альба как никто умеет конвертировать свою привлекательность, свои идеи и свой образ жизни в успешный продукт.

Проходит не более пяти секунд с того мо­мента, как Джессика Альба устраивается за столиком в ресторане отеля Beverly Hills Hotel — этого времени актрисе едва хватает, чтобы положить рядом красную кастомизированную сумочку Valentino, — и к ней уже подлетают две восторженные девчонки лет 8-10. «А можно, а можно с вами…» — за­икаются юные фанатки, пока Альба позирует для фото­графий, и тут же радостно взвизгивают и испаряются. Джессика Альба действительно очень популярна.

И знает об этом. И извлекает пользу из своей популяр­ности, добытой еще в подростковом возрасте, энергично и неутомимо. С ранней юности она понимала, что оба­ятельна, очаровательна и отлично смотрится на экране (особенно в купальнике!), но уже тогда нацеливалась на более серьезный и долгосрочный успех.

Сейчас ей 37, она уже 10 лет как жена продюсера Кэ­ша Уоррена, мама троих детей (10-летней Онор, 6-летней Хэвен и 8-месячного Хэйса) и основатель The Honest Company — одной из самых крупных компаний по производству экологичных товаров для дома и ухода за детьми. Не оставляет Альба и работы на телевидении — недавно вместе с Гэбриэл Юнион снялась в «Лучших в Лос-Анджелесе», пилоте сериального спин-оффа «Плохих парней». В общем, дел у нее хватает. Но, прямо сейчас ей нужны коктейль и немного самоанализа.

— В маркетинговых отделах глянцевых журна­лов вы самая любимая девушка с обложки — все знают, что номера с Джессикой Альбой особенно хорошо про­даются. Когда вы поняли, что не только привлекатель­ны, но и, так сказать, «коммерчески перспективны»?

— Вообще-то, я много работала на эту перспективу. На свете полно более привлекательных и талантливых людей, чем я, которые пытаются добиться результатов в том же бизнесе. Так что я всегда чувство­вала, что должна быть на два шага впереди всех, должна быть готова к любым поворотам, должна фокусиро­ваться на успехе. И я всегда стараюсь отвечать запросам рынка, на который ориентируются те, с кем я работаю.

— Это как?

— Скажем, сериал «Темный ангел» продавался во многих странах. Его покупали в Азии, в Германии, и я старалась оставаться интересной для этих рынков даже после того, как закончила сниматься. В любой момент была готова появиться в рекламе какого-либо продукта или отправиться в эти страны в промотур.

— А что с глянцевыми обложками? Откуда вы знаете, что нужно делать?

— С тех пор, как мне исполнилось 19, я действую по принципу «Скажи мне, что продается». Я хочу, чтобы люди купили эта журналы, поэтому просто спрашиваю, что будет работать. Открытая улыбка, искорки в глазах? Чаще всего именно они и нужны. Это располагает и не отпугивает. Ты как бы говоришь покупательнице: «Я не украду твоего мужчину, давай станем подругами и возь­мем по коктейлю».

— Когда вы обнаружили в себе способность вот так воодушевлять других?

— Думаю, я начала исследовать возможности обая­ния лет в 16-17. Именно тогда я поняла, что это может быть полезным. Не с родителями — они видели меня насквозь, с другими людьми. Хотя в юности я не умела включать обаяние перед камерой — только при лич­ном общении. Перед камерой я была застенчивой.

— Еще бы, когда приходится все время быть в купаль­нике, есть один сельдерей и выдавать при этом сексу­альность — это, наверное, нелегко.

— На самом деле, нормально. А вот когда у тебя месячные, а нужно сниматься в купальнике — это ужас! Я через такое прошла в 14 лет, когда снималась в своем первом телесериале «Новые приключения Флиппера». Не лучший способ пережить пубертатный период. Но, боже мой, как же было приятно получить первый чек!

— Да уж, без чеков было бы совсем грустно. Что под­стегивало ваши амбиции в то время?

— То, что таких, как я, никто не представляет. В том смысле, что смуглых девочек, которых вокруг пруд пруди, — совсем не было в поп-культуре.

— Откуда ваши родители?

— У мамы датские и французские корни, у папы — мексиканские. Когда я начинала сниматься, моя вне­шность почему-то считалась экзотической. Предпола­галось, что я должна быть загадочной и сексуальной. В те времена, если у тебя была латиноамериканская внешность, тебе обязательно доставался стереотипный персонаж. Никто не написал бы для тебя роль обыч­ного человека. Роберт Родригес, пожалуй, первым предложил латиноамериканцам полноценные роли — например, во франшизе «Дети шпионов». А потом его дело продолжили Дженнифер Лопес и Сальма Хайек. Но вначале было тяжело.

— А что мотивирует вас сегодня?

— Люди, которые в меня не верят. Почему-то они мотивируют лучше всего.

— Вы вернулись на телевидение после 10-летнего перерыва, сыграв в пилотной серии «Лучших в Лос- Анджелесе». И как вам?

— Потрясающе. Я по этому так скучала. Я знала, что вернусь к актерству, что это просто вопрос времени. Но не догадывалась, что это время придет через два месяца после рождения сына.

— Между дублями приходилось сцеживать молоко?

— Ну да (смеется). Веселого мало, зато Хэйс был со мной на съемках, ждал в трейлере. Он такой милаха!

— А как поживает Honest? Вы так активно продвигае­те свой бренд в соцсетях, столько для него делаете…

— Разумеется, это ведь тоже мое дитя! Недавно это был стартап, а сегодня — компания с большими пер­спективами. Мне кажется, нам удалось изменить ход дискуссии о токсичных веществах в бытовых товарах. Шесть лет назад, когда мы запускались, люди особо не задумывались об ингредиентах, которые входят в состав тех или иных средств, не знали, чем опасны всякие парабены, и не искали полезные альтернативы. Мы были пионерами, а теперь это мейнстрим — и это круто! Я надеюсь, наши инициативы действительно помогут людям жить лучше и быть здоровее.

— Кстати, о здоровье. После рождения сына вы очень откровенно писали в соцсетях о том, как сложно было возвращаться в форму.

— (Смеется.) Это и правда было тяжело. Я хоте­ла рассказать, через что прохожу, потому что спорт и впрямь не давался мне — я работала через не могу. Помню, как-то спросила у Кейт Хадсон, которая поддерживает прекрасную форму: «Ты что, занима­ешься каждый день?» И она ответила: «Само собой». Я подумала: «Черт, для этой женщины даже вопрос такой не стоит, мне надо брать с нее пример». Но все равно, стоит мне только увидеть какой-нибудь вкусный коктейль, сразу приходит мысль: ох, неужели я не мо­гу себе это позволить? Нет-нет, я держусь, не сдаюсь, пью себе водичку.

— Как думаете, может, после всех достижений при­шло время немного выдохнуть?

— Всю свою жизнь я двигалась к какой-нибудь цели и никогда не расслаблялась. Немного сбавила темп после рождения дочерей, но быстро вернулась в игру. А тихие моменты научилась ценить только с появлени­ем сына. Во время беременности мне было необходимо сбавить обороты, и так у нас появилась новая тради­ция — Семейная пятница.

— Это уже стало брендом? Или, может, это хэштег?

— Это вечер игр. Мы делимся на команды и играем в Cluedo — настолку с детективным сюжетом. У Онор отлично получается, она настоящий стратег.

— Но разве это не здорово — становиться старше? Сбавить обороты и просто наслаждаться жизнью? Да, красота постепенно блекнет, зато все остальное стано­вится яснее: «О, чего я вообще раньше переживала?»

— Именно, было бы из-за чего переживать! Это то самое чувство, которое теперь, с возрастом, я стала очень ценить. Все, что имеет значение, — это быть счастливой и жить своей жизнью.