Песня Роланда

На что были похожи съемки, и вообще — каково было сняться в роли совсем уж крутого парня?

Ни на что не похоже, никогда в жизни не только не играл супергероя, но и не делал ничего, что могло бы с этим сравниться. С одной сторо­ны, мой персонаж сложный, глубокий, с другой — в филь­ме много трюков, и от съе­мок невозможно было не получить удовольствие. При­шлось многому учиться: правильно обращаться с ору­жием, например, делать ка­кие-то крутые штуки в кад­ре и неплохо выглядеть при этом. Было здорово работать с Томом Тейлором, который сыграл Джейка Чемберса, он фантастический актер.

У цикла романов Стивена Кинга «Темная башня» по всему миру миллионы фанатов. Вам удалось как-то отвлечься от мыслей об ответственности перед ними?

Если постоянно думать об этой ответственности, сконцентрироваться на фильме и на роли будет просто не­возможно. Да, “Темную башню” действительно прочитали миллионы людей, и каждый по-своему по­нял прочитанное, и персо­нажей представил по-свое­му. Фильм — это отдельная история, и нам всем нуж­но было сосредоточиться именно на том, что делаем мы, а не на том, чего ждут от нас фанаты Кинга.

А вы сами с Кингом встречались?

Когда он пришел на съемоч­ную площадку, это было по-настоящему сильно. Он очень приятный, спокой­ный человек — не то, что ки­ношные люди. Мне показа­лось, что он был счастлив и горд тем, что придуман­ная им история получит еще одну жизнь — на экра­не. Только что она сущест­вовала на бумаге — и вот уже перед ним ожившие персонажи. Мы не слишком много разговаривали, но он вроде бы остался дово­лен увиденным на площад­ке, пожелал нам всем уда­чи и все такое. По большому счету Стивен ведь исполь­зует вечный сюжет — борь­бу добра со злом, но он при­думал свой собственный мир, где все происходит на свой лад.

Ваш герой — суровый ковбой-одиночка. Как вам удалось превратить его в живого человека со сложным характером?

Это поверхностное, но в це­лом довольно точное описа­ние Роланда. Прошлое сде­лало его таким, какой он есть, и он не может от это­го прошлого просто отмах­нуться, до тех пор пока не встречает персонажа Тома Тейлора — Джейка. И с это­го момента Роланд начина­ет сопротивляться собст­венному прошлому. Вместе со своим персонажем я пытаюсь заглянуть внутрь себя и как бы изобрести себя заново. Постоянно сравниваю, каким был я, каким был он, кем мы оба хотим стать.

Роланд потерял всех своих близких, и именно одиночество заставляет его сражаться с Человеком в черном — персонажем Мэттью Макконахи.

Это так. У него отняли все — и он начинает мстить. Месть становится частью его самого.

В этой истории заложено множество разных смыслов. Но если отбросить в сторону ее многослойность, как бы вы в двух словах описали происходящее на экране?

Наш фильм о борьбе добра со злом. Но это, по сути, лежит в основе любой исто­рии. Стивену удается помес­тить вечный сюжет в уди­вительный мир, который создает его невероятной силы воображение.

Давайте поговорим о режиссере фильма, Николае Арселе. Почему, как вам кажется, именно его выбрали, для того чтобы экранизировать Кинга?

Арсель с детства любит эти книги. Он настоящий фа­нат “Темной башни”, и по­этому ему удалось пере­вести ее с обычного языка на язык кино, что не так просто, кстати, потому, что для фильма был нужен чет­кий сюжет с одной главной линией. Но у него хорошее чутье, и ему вполне это уда­лось. Вообще, Николай — хо­роший режиссер, а от съе­мок он еще, судя по всему, получал удовольствие. На мой взгляд, он хорошо справился, он проделал огром­ную работу.

Но вы тоже немало поработали.

Да, но это все же разные вещи: когда ты возглавля­ешь такой огромный проект, блокбастер, твоя ответствен­ность огромна. Ты как буд­то ведешь поезд, и у тебя нет права соскочить с него на ходу. А те, чья ответствен­ность за окончательный ре­зультат не так высока, могут входить и выходить на про­межуточных остановках.

Вы читали эти книги до того, как вас пригласили на эту роль?

Честно говоря, я про “Тем­ную башню” ничего не слы­шал, пока меня не позвали в этот проект. Я сделал не­сколько фильмов с Sony Screen Gems, но когда они мне предложили поучаст­вовать в экранизации Кин­га, это был восторг, конечно, полный — столько прекрас­ных, талантливых актеров могли получить эту роль, а предложили ее мне!

Вы знали заранее, как Стрелок Роланд будет выглядеть в фильме? Его образ уже был придуман, или с вами обсуждали внешний вид героя?

Внешний вид моего персона­жа придумывали все вместе. Кинг очень подробно описывал своего Стрелка в книгах, есть множество иллюстра­ций, на которых он изобра­жен, но мы — я, режиссер и художник по костюмам Триш Саммервиль — решили все-таки придумать для него собственный образ. По-мое­му, получилось современнее, чем у Кинга, и вообще до­вольно круто.

Что вы почувствовали, когда впервые надели костюм Стрелка?

Как только я надел его длинное пальто, сразу по­нял, как он двигается. Я как бы увидел своего персона­жа со стороны: как он до­стает оружие, прицеливает­ся, стреляет. Я начал лучше понимать Стрелка именно благодаря этому костюму.

Вы упомянули, что для роли потребовалась серьезная физическая подготовка и вам не терпится увидеть на экране трюки, которые пришлось выполнять. Вам понравилась эта часть актерской работы в «Темной башне»?

Мне вообще нравится экшен, люблю сниматься в подоб­ных ролях. Нравятся драки, их хореография. Приятно, когда действительно удается овладеть какими-то новыми умениями, необходимыми для съемок в таком сложном кино. И потом в следующих проектах ты можешь эти на­выки оттачивать и вновь применять. Я действительно это все люблю. Во время съе­мок тяжело приходится, но, в конце концов, когда все заканчивается, радуешься, что все получилось, и мечтаешь о том, чтобы вновь сделать нечто подобное.