Лили в цвету

Лили Джеймс только кажется хрупкой английской розой — на деле же актрисе не занимать ни решительности, ни работоспособности. Накануне премьеры «Mamma Mia! 2» она рассказала о великой и ужасной Морил Стрип, любимой бабушке и деловых встречах, больше похожих на свидания.

На нашу съемку Лили Джеймс приезжает простуженная и практически без голоса. Выручает разве что чай с ме­дом — и совершенно несгибае­мая сила воли. Она у Лили от бабушки-француженки, кото­рая, как признается актриса, всегда была для нее примером для подражания. «Да, она уди­вительная женщина! Во время Второй мировой ей вме­сте с родителями удалось в последний момент бежать от немцев, которые уже практически вошли в их деревню.

А когда они вернулись домой после войны, обнаружили только руины — и залитый водой погреб, в котором пла­вало чье-то меховое пальто. И я вот думаю: страшно даже представить, что она перенесла и какие воспоминания ее одолевают. Но она никогда не впадает в уныние – любит жизнь и радуется нашим успехам».

А порадоваться есть чему: любящая внучка дает бабушке не­мало поводов для гордости. Прошедший год стал для 29-летней актрисы по-настоящему ударным: на экраны вышли обласканный критиками байопик Уинстона Черчилля «Темные времена» и собравший внушительную кассу ко­медийный боевик «Малыш на драйве», а уже в августе мы увидим Лили в «Mamma Mia 2».

В продолжении всеми лю­бимого мюзикла она играет во флэшбеках молодую Донну, героиню великой и ужасной Мэрил Стрип. «Я ночей не спала от волнения, когда узнала, что мне предстоит встретиться с Мэрил, — вспоминает актриса. – На съемочной площадке долго не решалась с ней заговорить, а потом просто сказа­ла себе: Лили, успокойся, это уже перебор! И на трясущих­ся ногах пошла знакомиться». Как оказалось, нервничала девушка совершенно зря — со Стрип у них сложились от­личные отношения.

Впрочем, был уЛили и другой повод для переживаний. «Это колоссальная ответственность — делить роль с вели­чайшей актрисой нашего времени. Все же обязательно будут нас сравнивать — жесты, мимику, акцент, я уж молчу про талант… Я долго себя грызла по этому поводу, а потом решила расслабить­ся: в конце концов, я играю не Мэрил, а Донну. И, знаете, это заметно облег­чило мне жизнь».

О’кей, а что она думает о Донне? Все- таки девушка, одновременно крутящая роман с тремя мужчинами, — не самая типичная героиня романтической комедии. «Да брось­те! — спорит Лили. — Донна крутая, потому что она свобод­на в своем выборе. Парни постоянно себя так ведут — а мы почему не имеем права?» Джеймс уверяет: она счастлива, что живет в эпоху если не победившего феминизма, то как минимум успешной борьбы с гендерным неравенством и харрасментом. Но при этом актриса не снимает с себя и своих коллег ответственности за то, что так долго про­исходило в Голливуде за закрытыми дверями.

«Про Харви Вайнштейна знали более или менее все в индустрии. И да, я тоже. Хотя, конечно, и представить себе не могла реальных масштабов этого кошмара. Но, поверьте, он не один такой. Я не раз и не два приходила на деловую встречу и в какой-то момент ловила себя на мысли, что она мало чем отличается от свидания. Складывалось впечатление, что продюсеры и режиссеры отдают роли тем актрисам, с которыми хотят переспать. Но больше им это с рук не сойдет».

Роуз из «Аббатства Даунтон», Золушка из одноименно­го фильма Кеннета Браны, Наташа Ростова в новейшей экранизации «Войны и мира» — Лили Джеймс часто достаются костюмные роли, казалось бы, безнадежно да­лекие от повестки дня поствайнштейновской эпохи. Но каждую свою героиню актриса наделяет удивительной и очень современной витальностью. Есть что-то неверо­ятно жизнерадостное даже в том, как она ругается (вы бы слышали смачное «О черт!» в ее исполнении). А уж как Лили танцует! Обязательно найдите в интернете один из трейлеров «Mamma Mia! 2»: кто бы мог подумать, что наша Золушка, наша прекрасная леди умеет так зажигать под нетленные хи­ты ABBA?

Впрочем, даже неутомимой Джеймс ино­гда нужно отдыхать. Актриса признает­ся, что после нескольких лет непрерыв­ных съемок наконец решила взять паузу. Она вообще за то, чтобы не превращать жизнь в бесконечную гонку — не важно, за проектами или лайками в соцсетях. «Да, у меня есть инстаграм, — рассказы­вает Лили, — но я не из тех, кто начинает день с селфи и так же его заканчивает. Все-таки должна быть в актере какая-то загадка, а постоянное выкладывание фотографий ее разрушает».

Прямо со съемки Джеймс поедет к маме в графство Саррей. Там ее будет ждать и бабушка, для которой она по-прежнему остается маленькой озорной девочкой — пусть и с очень сильным характером. И нет, фотографий с семейного ужи­на вы на странице @lilyjamesofficial точно не увидите.