Третья молодость Дональда Сазерленда

Как говорит сам актер, «меня всегда брали на роли артистичных маньяков, одержимых жаждой убийства. Но хотя бы артистичных!» И правда: с такой внешно­стью (глаза безумные навыкате, нос гро­мадный, все лицо в бульдожьих складках) благородных персонажей не сыграть. А вот фашистского садиста в «XX веке» Бертолуччи или сидящего на травке про­фессора из скандального «Зверинца» — получалось виртуозно.

Снимался он мно­го, но слава обходила стороной: не по­могла даже роль Казановы в одноименном фильме самого Фелли­ни, использовавшего не только большой актерский талант 40-летнего канадца, но и его неординарную внешность.

Сазерленд должен был достичь 65 лет, стать седым и успокоить безумный взгляд, чтобы запуститься на орбиту таких серьез­ных и прибыльных проектов, вроде «Голод­ных игр». Глядя на его безжалостного дик­татора Сноу — нельзя не поддаться очевидной харизме и осознать, что актеру 77 (!) лет. И если так «цепляет» персонаж отрица­тельный, что ж говорить о его герое из се­риала «Переступая черту»: от которого так и «пышет» умом, мудростью, силой и… кра­сотой!

Белоснежные шевелюра и борода, спокойный взгляд пронзительно голубых глаз — все, что было с «минусом» в моло­дости, с годами стало очевидным плюсом. За актера и мужчину в его возрасте можно лишь порадоваться: собой хорош, востребо­ван профессионально на сто процентов!